Правозащитник Александр Павличенко: Трибунал для Путина зависит не от Украины — Новости политики

Правозащитник Александр Павличенко: Трибунал для Путина зависит не от Украины  - Новости политики

Фото: facebook.com/Ugspl

Сейчас в мире и Украине дискутируют о том, как можно привлечь к ответственности за военные преступления Путина и его генералов. Есть пример Югославии, когда был создан Международный трибунал по преступлениям во время войны на Балканах в первой половине 90-х годов. И он принес свои результаты.

О том, как это происходило и может ли Киев использовать этот опыт, «КП в Украине» узнала у правозащитника, исполнительного директора Украинского Хельсинского союза по правам человека Александра Павличенко.

В военных преступлениях в Югославии виновны все стороны

– Александр, кого судили и осудили по Югославии: высшее руководство или рядовых исполнителей?

— По Югославии осужден 161 человек. Кстати, они представители всех государств, которые принимали участие в боевых действиях и виновны в военных преступлениях. Среди осужденных преобладают сербы (68%), на втором месте — хорваты (15%), на третьем — боснийские мусульмане (6%). Нужно признать, что война рождает жестокость у каждой из сторон.

В первую очередь, это были непосредственные руководители подразделений, командиры и руководство стран, которые давали санкции на преступления. Гаагский Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) выдвинул обвинения против бывшего президента Югославии Слободана Милошевича в совершении военных преступлений в Косово. Милошевич и четыре высших югославских руководителя обвинялись по пяти пунктам — убийства, преследования по политическим, расовым и религиозным мотивам, депортации и по одному пункту, квалифицированному как нарушение законов и обычаев войны.

— Как разделяется ответственность между инициаторами и исполнителями военного преступления?

— Тут есть два момента. Это может быть эксцесс исполнителя, когда солдат совершает преступления, но в целом это не практика всей армии.

Другое дело, когда это используется как политика агрессии. То, что Россия сделала в Буче, Ирпене, носит геноцидный характер преследования мирного населения. Это же происходило и в Югославии, например, резня в Сребренице. За что высшее политическое и военное руководство Сербии понесло наказание. Это же можно применить к Путину, Шойгу, Герасимову. На них лежит вся ответственность за эти преступления.

– Как удавалось задерживать подозреваемых в военных преступлениях? Ведь они находились в своих странах, а суд был в Гааге. Помнится, там была чуть ли не детективная история вывоза из Сербии Слободана Милошевича.

— Ну, это больше домыслы журналистов. Милошевича никто тайно не вывозил. Сначала установили, что Милошевич и другие виновны в военных преступлениях. В отношении них выдали ордеры на арест, после чего обратились к тогдашнему руководству Сербии. И уже на высоком уровне принималось решение о выдачи подозреваемых международному трибуналу.

Правозащитник Александр Павличенко: Трибунал для Путина зависит не от Украины  - Новости политики

Правозащитник Александр Павличенко: Трибунал для Путина зависит не от Украины  - Новости политики

Слободан Милошевич решения суда не дождался. Умер в тюремной камере в 2006 –м. Фото: Michel Porro/Getty Images

Такие суды – медленное дело

– Долго их ловили?

— Война в Югославии происходила в первой половине 90-х годов. Суд по этим событиям создан в 1993 году, а Милошевича, например, задержали только в 2001 году. Бывший командующий силами боснийских сербов генерал Ратко Младич 16 лет скрывался от ареста по обвинениям в военных преступлениях, геноциде и преступлениях против человечности и задержан в 2011 году. Другой сербский генерал Драгомир Милошевич только в 2007 году приговорен Международным трибуналом по бывшей Югославии к 33 годам лишения свободы. Гаагский суд признал его виновным в преступлениях против мирных жителей, совершенных в 1994 и 1995 годах во время осады города Сараево. Милошевич командовал войсками боснийских сербов в течение 15 из 44 месяцев блокады Сараево.

– Сколько длились суды?

— Шел очень неспешный процесс, он длился с 1993 по 2017 годы. Но такова практика международного института привлечения к ответственности.

– Какое наказание получили подозреваемые?

— Несколько человек получили пожизненные заключения, несколько — большие сроки. Некоторых даже оправдали.

Международный трибунал по бывшей Югославии в Гааге (МТБЮ), например, в 2017 году приговорил 75-летнего боснийско-сербского генерала Ратко Младича к пожизненному заключению. Суд признал, что он был в значительной мере причастен к военным преступлениям, совершенным в Сребренице, лично руководя артобстрелом города.

МТБЮ обвинил его в геноциде, преступлениях против человечности, нарушении законов и обычаев ведения войны, терроре против мирного населения. В частности, в обвинении говорится об убийстве 8000 мусульман в Сребренице в 1995 году, а также о тысячах жертв, погибших в ходе осады Сараево, длившейся 44 месяца; издевательствах над людьми в лагерях для интернированных; терроре в отношении хорватов и мусульман в боснийских населенных пунктах; взятии в заложники солдат — миротворцев ООН.

Но в то же время в 2012 году суд оправдал бывших хорватских генералов Анте Готовину и Младена Маркача.

Правозащитник Александр Павличенко: Трибунал для Путина зависит не от Украины  - Новости политики

Правозащитник Александр Павличенко: Трибунал для Путина зависит не от Украины  - Новости политики

Радко Младич получил пожизненное лишь в 2017 году. Фото: REUTERS

Нужна международная политическая воля

— Суд по Югославии уникален или мы можем как-то использовать его опыт для наказания виновных россиян в военных преступлениях в Украине?

— Нет, не уникален. Сейчас обсуждаются разные модели создания суда по преступлениям в Украине. Уже работает Международный уголовный суд (МУС), и он ведет расследование по двум направлениям: военные преступления и преступления против человечности.

Работает и украинская правоохранительная система, которая собирает материалы — уже более 20 тысяч эпизодов. Также может быть создан специальный трибунал по агрессии России. Он и станет аналогом суда по бывшей Югославии.

— Что нужно сделать Украине, чтобы такой трибунал создали?

— Тут вопрос больше не к Украине, а к международному сообществу. Должна быть политическая воля и юридическое движение в данном направлении. Сформировано четкое видение, что такой трибунал в отношении преступлений российской стороны обязательно должен состояться.

Источник