Эффект Мецгера: сколько платят членам набсоветов госкомпаний и есть ли от них польза — Новости на KP.UA

Эффект Мецгера: сколько платят членам набсоветов госкомпаний и есть ли от них польза - Новости на KP.UA

Фото: скриншот видео «Схем»

Скандал с поведением председателя правления государственного «Укрэксимбанка» Евгением Мецгером, который приказал отобрать у журналистов аппаратуру и удалить записанное ранее интервью, показал еще одну сторону проблемы в государственном корпоративном управлении. Как минимум один член наблюдательного совета банка, когда еще не была опубликована восстановленная видеозапись, начал защищать руководителя банка и в комментариях в соцсетях озвучивал версию, что журналист спровоцировал Мецгера. Вместо того чтобы беспристрастно разобраться в ситуации, занял позицию по выгораживанию коллеги. «КП в Украине» решила напомнить читателям, сколько получают члены наблюдательных советов в банковской сфере за счет налогоплательщиков, какие перед ними стоят задачи и насколько эффективна их работа.

Зачем нужны набсоветы

Когда люди слышат словосочетание наблюдательный совет, то на ум приходит только одно – высокая зарплата и минимум ответственности. Ведь эти люди напрямую не влияют на действия компании, а только контролируют, чтобы топ-менеджмент компании придерживался выбранной стратегии и не воровал слишком много. А вот за убытки или прибыль они обычно не отвечают, хотя и получают свои зарплаты не зависимо от того, показала компания прибыль или нет.

— Наблюдательный совет любой крупной госкомпании решает ряд задач. Во-первых, утверждает стратегию развития предприятия и контролирует реализацию этой стратегии. В его компетенции находится кадровый вопрос — найм менеджмента для реализации стратегии и контроль отчетности топов. Также набсовет определяет сумму оплаты труда и вознаграждений менеджменту за реализацию стратегических задач. Ну и наконец в его задачу входит контроль эффективности бизнес-процессов и борьба с коррупцией при помощи службы внутреннего аудита, подчиненной набсовету,

говорит экономист Украинского института будущего Анатолий Амелин. 

При этом члены набсоветов бывают независимыми — их выбирают на конкурсе, а есть те, кого назначают по квоте президента и Кабинета министров. И вот по поводу этих кандидатур и возникают у многих вопросы.

Свои люди

В истории с Евгением Мецгером, который считается другом Владимира Зеленского, есть интересный момент. Защищать в соцсетях его начала член наблюдательного совета Виктория Страхова, которая была назначена туда как раз по квоте президента. Потом она, правда, извинялась перед журналистами. В 2019 году пристроил на работу Владимир Зеленский и супругу Евгения Мецгера – она по президентской квоте трудится в наблюдательном совете «ПриватБанка».

— Семья Мецгеров — это близкие друзья президента Зеленского и актрисы «Квартала» Елены Кравец, — уверен   журналист Юрий Бутусов. — Именно президент Зеленский лично добился назначения Мецгера на пост в «Укрэксимбанк», и также Зеленский назначил жену Мецгера по квоте президента в наблюдательный совет государственного «Приватбанка».

Правда, в назначении Юлии Мецгер в «ПриватБанк» формально нет никаких логических нестыковок – до этого она работала юристом в «Укрэксимбанке» и должна разбираться в банковском деле. А то, что на должности Зеленский назначает своих друзей – это уже вопрос его политического имиджа.

Другое дело — назначенный в декабре 2019 года на должность члена наблюдательного совета «Укрзалізниці» журналист и экс-нардеп Сергей Лещенко. За это назначение президента и правительство, наверное, не критиковал разве что ленивый. И вот недавно с Лещенко не продлили контракт, но, скорее всего, тот не долго будет оставаться без должности. Его кандидатуру сейчас снова рассматривают для назначения на эту позицию. Как говорят эксперты, в прошлом составе набсовета «УЗ» вообще было мало профильных специалистов в сфере управления.

— В составе «УЗ» были экономисты, и эксперты по корпоративному управлению, мировые имена и профессоры, — говорит Анатолий Амелин. — Но опыт управления большими компаниями есть всего у одного члена набсовета и тоже иностранца. Участие в этом «органе» журналиста Лещенко дискредитирует всю идею на корню.

Эффект Мецгера: сколько платят членам набсоветов госкомпаний и есть ли от них польза - Новости на KP.UA

Эффект Мецгера: сколько платят членам набсоветов госкомпаний и есть ли от них польза - Новости на KP.UA

Сначала надо знакомого поддержать, а потом можно и разбираться. Фото: Скриншот Фб.

Сколько платят в набсоветах

Но не будем отвлекаться на все госкомпании. Поговорим о банковском секторе и людях в наблюдательных советах госбанков. Начнем с того же «Укрэксимбанка». В прошлом году членам своего наблюдательного совета там заплатили 20,92 млн грн. Сложно посчитать, сколько это в среднем на человека, дело в том, что с апреля по декабрь совет состоял только из семи членов, а в остальное время – из восьми человек.

Дополнительное вознаграждение банк выплачивал главе наблюдательного совета (20% от размера «ставки») и председателям комитетов внутри совета (10% от «ставки»). Кроме того, банк выплатил своему совету 876,43 тыс. грн компенсаций (за жилье, проезд и питание).

Назначенная по квоте президента Виктория Страхова получила за прошлый год от банка около 2,528 млн грн. 

В другом государственном финучреждении — «ПриватБанке» — на девять членов наблюдательного совета потратили 43,66 млн грн. Структура выплат такая: 39,79 млн грн они получили в виде основного дохода, а еще 3,87 млн грн прошли в виде компенсаций на проезд, на аренду жилья и т.п. Назначенная туда по квоте президента Юлия Мецгер получила около 4 млн грн за прошлый год – 3,883 млн в виде гонораров и выплат, а еще немного от профсоюза – около 171 тыс. грн. 

В «Ощадбанке» тоже есть наблюдательный совет. В этом банке на них за год потратили 25,4 млн грн. Наверное, такие относительно небольшие суммы обусловлены тем, что во втором и третьем кварталах им «урезали» зарплаты до 47 230 грн в месяц из-за коронавирусных ограничений. В этом банке по квоте президента сейчас работает сын известного продюсера Александр Роднянский. Правда, в его квалификации сомневаться не приходится – он является профессором Кембриджского университета (Великобритания) и доктором наук Принстонского университета (США). За свою работу в «Ощадбанке» он пока еще не отчитался, так как принят на должность был только в марте этого года. Но из его ежегодной декларации следует, что в Кембридже ему в 2020 году заплатили «всего» 1,688 млн грн.  Разве это сравнимо с доходами в набсоветах госкомпаний? Его предшественник на этой должности Юрий Храмов, который был отозван президентом в октябре прошлого года, за неполных 10 месяцев заработал 2,771 млн грн. 

В еще одном государственном «Укргазбанке» вознаграждение членам набсовета было куда как скромнее. Всего на восемь человек банк потратил 7,34 млн грн – менее чем по миллиону «на брата».

Несколько слов об эффективности

Казалось бы, такие высокие зарплаты и премии членов наблюдательных советов должны базироваться на хороших финансовых показателях самих компаний. Но тот же «Укрэксимбанк», по словам оскандалившегося Евгения Мецгера, закончил прошлый год с убытками в 5,6 млрд грн. Другие госбанки хоть и показывают прибыль, но имеют свои «хронические» проблемы.

— Украинские госбанки не предлагают клиентам уникальных услуг, однако работают хуже, чем частные — имеют больше «плохих» кредитов и находятся под влиянием политиков. Например, уровень «плохих» кредитов «Укрэксимбанка» — 48%, это второй худший показатель после «Приватбанка» (71%). Эту неэффективность радостно покрывают политики из кармана налогоплательщиков. Получая взамен карт-бланш на кредиты для «своих». Единственный способ избежать такой ситуации — это приватизация госбанков. Еще в 2018 году пятую часть акций «Укрэксимбанка» должны были продать инвесторам, однако этого не произошло, — констатируют в Центре экономической стратегии. 

Как говорят эксперты, проблемы наших госбанков – это следствие отсутствия верховенства права в стране: власть использует их для личных целей, суды и правоохранительные органы не могут или не хотят это предотвратить, а мы — платим за это все.

Источник