Электротяжмаш сняли с “большой приватизации” – завод погряз в исках кредиторов и долгах, он уже ничего не стоит

Электротяжмаш сняли с "большой приватизации" - завод погряз в исках кредиторов и долгах, он уже ничего не стоит

Электротяжмаш сняли с “большой приватизации” – завод погряз в исках кредиторов и долгах, он уже ничего не стоит
Комментарии: 1

Назначенный более года тому назад Фондом государственного имущества и.о. гендиректора госзавода Электротяжмаш Виктор Бусько фактически завершил процесс утилизации предприятия

Раньше его планировали приватизировать, но больше завод не называют среди объектов “большой приватизации” — уничтоженное производство и репутация привели его стоимость к нулю.

К слову, Виктор Бусько в должности гендиректора-временщика уже почти в четыре раза “пересидел” отведенный законом срок — 11 месяцев вместо 3-х. А глава ФГИУ Дмитрий Сенниченко, его приятель по западной бизнес-школе, делает все возможное, чтобы вернуть Бусько к должности после каждого отстранения решениями суда за хозяйственные преступления, связанные с хищениями на Электротяжмаше и доведением его до банкротства.

Череда нарушений ведет предприятие к остановке и краху, хотя в этом году харьковский индустриальный флагман должен отметить свой 85-ти летний юбилей.

Как топят Электротяжмаш в цифрах и фактах

В январе 2021 года государственный завод “Электротяжмаш” остается убыточным, как и ранее, его коллектив “в простое” или отпусках за свой счет. Чистый убыток за 11 месяцев 2020 года превысил 450 млн грн — это в 10 раз больше, чем за 11 месяцев годом ранее. Загрузка производственных мощностей едва превышает 20%.

Задержки с выплатой зарплат — хоть и ненормальное, но уже привычное для заводчан явление. К концу года долги по зарплате достигли 65 млн грн, а выплачивалась она небольшими частями с задержкой в ​​2-3 месяца. Двойной проблемой для завода стал массовый исход сотрудников. Электротяжмаш потерял более четверти коллектива. Увольняясь, люди пытаются получить “расчет” через суды — публичный реестр судебных решений буквально набит исками уволившихся сотрудников с требованиями выплатить зарплаты. Дополнительные расходы — около 27 млн ​​грн — на выплату выходного пособия при увольнении. Но и после ухода с завода его бывшие сотрудники не могут получить социальные пособия в центрах занятости — Электротяжмаш не уплачивает взносы в фонды социального страхования. Людей буквально выбрасывают на улицу без средств к существованию.

За этими сухими фактами стоят реальные человеческие трагедии трехтысячного коллектива и их семей — жителей индустриального мегаполиса, города-миллионника Харькова.

Просроченная задолженность перед поставщиками достигает 700 млн грн, и многие из них требуют свои деньги в судах, потеряв надежду на оплаты. Численность исполнительных производств по принудительному взысканию долгов с Электротяжмаша за поставленные ему комплектующие достигла 236. На февраль назначены судебные заседания по искам банков-кредиторов для взыскания с завода просроченной задолженности на сумму около 700 млн грн. В дополнение к этому Электротяжмаш должен 40 млн грн за поставленные ему энергоресурсы — 10 млн грн за газоснабжение и еще 30 млн грн — за электроэнергию. В любой момент поставщики могут отключить завод от своих сетей.

Главное управление Пенсионного фонда в Харьковской области ждет рассмотрения в суде своего иска о взыскании задолженности по взносам от завода, а долги Электротяжмаша перед бюджетами перевалили за 4 млн грн. Большинство этих данных легко найти в системе Youcontrol, а также в открытом реестре судебных решений и запланированных к рассмотрению дел.

Ситуация уже зашла в тупик: ежемесячный объем производства составляет лишь около 64 млн грн., что в два раза ниже критически допустимого уровня в 120 млн грн, который просто позволил бы Электротяжмашу оставаться на плаву. В конце 2019 года усилиями предыдущего руководителя у завода был запланирован портфель заказов на 2020 год на сумму 2,1 млрд.грн.  Однако менеджерам Фонда госимущества за весь 2020 год удалось подписать контрактов лишь на 35 млн грн  Такая сумма может обеспечить лишь неделю работы завода на “технологическом минимуме”.

Проще говоря, некогда индустриальный флагман Харькова, крупный донор бюджетов и гордость украинской промышленности буквально угасает — завод сам себя “съедает” под руководством ставленников главы ФГИУ Дмитрия Сенниченко.

Работы для горожан здесь нет, денег у сотрудников также не будет: коллектив ежемесячно буквально “выбивает” зарплаты из руководителей, осаждая их кабинеты, а с недавнего времени сотрудникам официально срезали зарплаты на треть. В декабре 2020 приказом Бусько все сотрудники были отправлены домой “за свой счет” на 3 недели. После недели работы с 18 по 25 января администрация снова заставила заводчан написать заявления на отпуска “за свой счет” еще на несколько недель. Такие простои беспрецедентны в истории завода: традиционно новогодние каникулы предоставлялись лишь административному персоналу, но производство не останавливалось ни на день.

Зачем в Киеве прикрывают “утилизаторов” Электротяжмаша

До сих пор остается загадкой, как всей троице Сенниченко-Бусько-Демидову удается не только оставаться на своих должностях, но и избегать ответственности. К концу 2020 года их деятельность была “по достоинству” оценена: председатель Фонда государственного имущества Дмитрий Сенниченко получил “неуд” от Министерства развития экономики за результаты управления его ставленников государственным заводом “Электротяжмаш”, а показатели его деятельности стали основанием для возбуждения уже седьмого по счету уголовного дела — как руководители завода умудрились пустить по ветру контракты на 2,5 млрд грн и куда дели деньги со счетов. Эти вопросы изучает Счетная палата.

Орджоникидзевский райсуд Харькова продолжает рассматривать дело по обвинению руководителей ГП Электротяжмаш в нанесении ущерба госпредприятию. Фигуранты — и.о. гендиректора Виктор Бусько и финансовый директор Геннадий Демидов. Им инкриминируют растрату имущества на сумму более миллиона гривен, за что управленцам завода “светят” реальные сроки: Бусько — от 2 до 5 лет, а Демидову – от 5 до 8. Дополнительными квалификациями могут стать доведение до банкротства и даже диверсия, ведь “Электротяжмаш” помимо государственного статуса является еще и стратегическим предприятием. Именно он обеспечивает модернизацию украинской энергетической системы. Но и эти проекты сорваны, из-за чего ЕБРР не оплачивает непоставленное оборудование, а Украина стоит на пороге утраты энергетической независимости.

При этом Фонд госимущества делает вид, что ситуация под контролем: он заявился в уголовном деле против руководителей завода как гражданский истец — якобы именно Фонду действия обвиняемых нанесли ущерб. Помимо видимости, такое действие ФГИУ явно не имеет каких-либо иных перспектив: ни на одно из заседаний по делу представители Фонда не явились, а кроме этого, в процессе судебного рассмотрения гражданский истец может и отказаться от своего иска, тем самым признав отсутствие претензий к обвиняемым и соответственно ущерба. Скорее всего, на это и рассчитывают адвокаты, учитывая не совсем понятную и безграничную поддержку Бусько руководителями Фонда госимущества.

О высоком и надежном покровительстве обвиняемых Фондом госимущества ярко свидетельствуют красноречивые факты. На следующий день после одного из несостоявшихся заседаний суда, и.о. гендиректора Виктор Бусько явился на завод с приказом о своем восстановлении в должности. Приказ подписал Денис Кудин – заместитель Сенниченко и еще один близкий друг Виктора Бусько, а дата приказа точно совпадает с датой судебного заседания, которое “сорвал” Бусько — 27 января. Скорость приятия решения в Киеве просто поражает, а скорее говорит о том, что киевский офис ФГИУ и его ставленники на Электротяжмаше ведут скоординированную деятельность.

Подтверждение тому — показания руководителей Электротяжмаша в суде под присягой, что убыточные сделки они согласовали с Фондом госимущества. Значит, следователи рано или поздно заинтересуются деятельностью и руководителей ФГИУ, которые, фактически, согласовали доведение Электротяжмаша до банкротства. Сторона обвинения рассекретила материалы следственных мероприятий, где среди прочего оказалась оперативная “прослушка” — записи телефонных разговоров Бусько с Демидовым. Суть бесед свидетельствует о том, что оба прекрасно осознавали, что завод работает в убыток и даже обсуждали способы скрыть свои схемы посредством подлогов.

Демидов в диалоге с Бусько говорит: “Витя, по спецификациям там провалимся. Процентов 15 не хватает до производственной себестоимости. Попробуем отправить, пройдет – пройдет. Не пройдет — тогда стремно подписывать, просто стремно”.

В тот же день Демидов снова отчитывается в беседе с Бусько: “Мы продаем глухо в убыток. При чем не просто, а глухо. У нас даже до производственной себестоимости, не до полной, я за полную не говорю, до производственной — вообще далеко”.

Бусько дает указания Демидову: “Я думаю, сейчас вот эти подписать, чтобы они все-таки выкинули деньги нам на вот эту часть, а по этой части что-то придумаем. В плане того, что подложим потом”, — на что Демидов отвечает: “Если мы подписываем чисто за вот эти спецификации — могут “подвесить”. Вот сейчас передают материалы в НАБУ. И завтра они у нас. И мы уже ничего не поменяем”.

Как видно из бесед, оба фигуранта умышленного банкротства Электротяжмаш не просто осознавали противоправность своих действий, но и были готовы к претензиям со стороны антикоррупционных органов.

Вполне вероятно, что оба провальных топ-менеджера надеются на абсолютною поддержку со стороны руководителей ФГИУ Сенниченко и Кудина, либо просто выполняют их команды. А Сенниченко в свою очередь наверняка вызывает зависть у многих свои коллег – чиновников, ведь он просто непотопляем: ни наличие у него 7 уголовных дел, ни отрицательная оценка министерствами его деятельности, ни постоянные негативные публикации в СМИ – ничего не угрожает его должности. Вероятно, причиной тому есть серьезная поддержка уже самого Сенниченко со стороны сотрудников различных посольств. В чем цель так рьяно отстаивать чиновника, который по сути отвечает за управление и продажу имущества государства – вопрос..

Тот факт, что Бусько в принципе не может быть исполняющим обязанности гендиректора стратегического государственного завода из-за обвинений в растрате госимущества — просто мелочи на фоне происходящего на заводе беззакония. О его приватизации уже попросту забыли — премьер Денис Шмыгаль не называл Электротяжмаш среди объектов для продажи в 2021 году.

Переживет ли харьковский завод год своего двойного юбилея? Ведь в 2021 исполнится 85 лет появления Электротяжмаша, и 30 лет с даты его регистрации в независимой Украине.

По общему мнению экспертов, только реальна приватизация и стратегический инвестор — последняя надежда сотрудников, города и его жителей на восстановление нормальной работы Электротяжмаша. Альтернативный путь печален: от контролируемой продажи за копейки или краха — говорят в украинской деловой и экспертной среде.

Источник