Готова ли Россия отступить? Немецкие эксперты о войне в Украине — Новости Мелитополя

Готова ли Россия отступить? Немецкие эксперты о войне в Украине

К чему приведет новая тактика ВС РФ в Украине и обеспечат ли западные вооружения Киеву решающее преимущество? Эксперты об итогах первых трех месяцев войны и перспективах ее завершения.

С момента вторжения России в Украину прошло чуть более ста дней. Чем объясняется провал наступления на Киев, готова ли Москва применить ядерное оружие и как изменят ход войны поставки западных вооружений? Эти и другие вопросы DW задала отставному генералу бундесвера Райнеру Швальбу (Reiner Schwalb), который с 2011 по 2018 годы работал военным атташе при посольстве ФРГ в Москве, а также военному эксперту берлинского Фонда "Наука и политика" (SWP), полковнику бундесвера в отставке Вольфгангу Рихтеру (Wolfgang Richter).

Оба эксперта отмечают стойкость, с которой украинцы вот уже более трех месяцев сопротивляются российской агрессии, а также лидерские качества президента страны Владимира Зеленского, "который оказался способен объединить в борьбе народ и вооруженные силы". 

Почему провалилось наступление России на Киев

По мнению Райнера Швальба, провалы российских военных в первые недели вторжения объясняются двумя главными факторами. Первый — это "абсолютно ошибочная политическая оценка ситуации".

 "То, как развивались военные действия, отчетливо показало, что в Кремле полагали, что в Украину можно будет войти без сопротивления, а российскую армию будут встречать цветами, как об этом говорил бывший председатель комитета Госдумы по обороне, генерал Владимир Шаманов. (…) Иначе ни один ответственный за военное планирование не начал бы наступление по болотистой местности в период, когда ожидается оттепель. Такое делается только в случае, когда есть уверенность, что сражаться не придется", — говорит он.

Экс-генерал бундесвера Райнер Швальб

Экс-генерал бундесвера Райнер Швальб

Другая ошибка, с точки зрения эксперта, состоит в том, что Россия оказалась подвержена действию собственной пропаганды, утверждавшей, что вооруженные силы страны находятся в отличном состоянии.

"Это может быть верно в определенных областях, например ПВО или авиации в целом, однако это ни в коем случае не относится к наземным силам, которые находятся в запущенном состоянии", — анализирует Швальб.

Ситуацию усугубили грубые ошибки в руководящей структуре, которая была слишком сложной, добавляет он. Сейчас это изменилось.

С такой оценкой во многом согласен Вольфганг Рихтер. По его мнению, в начале военного вторжения в Украину основной политической целью для России была столица, "где планировалось сменить правительство, после чего новое, пророссийское правительство договорилось бы о прекращении огня или даже перешло бы на сторону России".

Как и Райнер Швальб, Рихтер полагает, что в основе действий руководства РФ лежало ошибочное убеждение на высшем уровне в том, "что в Украине нет национальной политической идентичности и Украина не имеет права существовать как независимое государство". В Кремле рассчитывали, что ситуация будет развиваться, как в 2014 году, когда было совершено вторжение в регионы, где люди дружелюбно относились к России и не очень хотели поддерживать Украину: в Крыму и Донбассе (…) Это создало ложное представление о том, что такая ситуация будет и во всей Украине, рассуждает он.

В связи с этим Россия была плохо подготовлена логистически и не имела приоритетных направлений для наступления, указывает Рихтер. По его мнению, в так называемой "второй фазе специальной военной операции" все эти ошибки постарались учесть:

 "Мы видим меньше логистических проблем, хотя они все еще есть, видим оперативную концентрацию сил на малых территориях, где российские военные пытаются пробиться вперед за счет огневого напора".

Изменение стратегии России

Примером применения ВС РФ новой тактики отставной полковник бундесвера считает бои под Северодонецком и Лисичанском.

"После падения Северодонецка вся Луганская область, вероятно, окажется в руках пророссийских сепаратистов. После этого акцент будет сделан, скорее всего, на Донецкой области, в частности, городах Славянск и Краматорск. В таком случае следующей оперативной целью может стать полный военный контроль над всей территорией Донбасса", — прогнозирует эксперт.

Президент Украины Владимир Зеленский во время посещения Запорожья, июнь 2022 года

Многие эксперты позитивно отзываются о том, как президент Украины Владимир Зеленский проявил себя в ходе войны

По мнению Райнера Швальба, смену тактики России в Украине после провала первого этапа вторжения ознаменовало выступление президента РФ Владимира Путина на Параде 9 мая.

"Тогда я увидел изменение нарратива. Путин подчеркнул, что речь идет "о наших соотечественниках в Донбассе". На мой взгляд, это говорит об изменении военных целей", — отмечает Швальб.

По его словам, изначальной целью Москвы в ходе войны в Украине было "то, чего она хотела добиться всегда", а именно: предотвращение дальнейшего расширения НАТО и в особенности недопущение членства Украины в альянсе.

 "Что касается предотвращения расширения НАТО, то эта цель полностью провалилась, поскольку теперь членами НАТО хотят стать финны и шведы. Но речь здесь идет не о финнах и шведах, а об Украине. Эту цель (недопущение вступления Украины в НАТО. — Ред.) Россия преследует по-прежнему", — констатирует эксперт.

"Не думаю, что у России когда-либо было намерение полностью завоевать Украину, — продолжает Швальб. — Может быть, Москва хотела привести там к власти зависимое от России правительство, но сейчас она уже поняла, что это невозможно". Реальной целью войны, по его словам, теперь будет желание добиться для себя идеальных условий для переговоров о прекращении огня, а в последствии, вероятно, и переговоров об условиях заключения мира.

Война ресурсов

Как могут развиваться события дальше? По оценке Вольфганга Рихтера, российские военные по-прежнему в состоянии продвигаться вперед за счет огромной огневой мощи, однако это будет происходить медленно, посредством маленьких тактических шагов.

"К тому же России будет сложно привлекать к войне дальнейшие активные резервы без всеобщей мобилизации. Поэтому нужно полагать, что такой принцип ведения войны (сильная огневая мощь при щадящем использовании пехоты. — Ред.) сохранится еще какое-то время", — говорит он.

Военный эксперт SWP Вольфганг Рихтер

Военный эксперт SWP Вольфганг Рихтер

Рихтер напоминает, что и украинская сторона уже понесла существенные потери, как человеческие, так и материальные.

"Сейчас им приходится обороняться от российской огневой мощи, и тут в игру вступают поставки западных вооружений. Так что похоже, эта война превращается в войну ресурсов, конца которой не видно, поскольку каждая из сторон считает, что сможет одержать верх военным путем", — анализирует он, отмечая, что для украинской стороны, однако, стало сложнее согласиться на компромисс после страшных событий, произошедших к северу от Киева.

Говоря о том, как поставки западных вооружений Киеву могут повлиять на дальнейший ход войны, экс-генерал бундесвера Райнер Швальб подчеркивает: представление о том, что эти поставки идут слишком медленно, является ошибочным:

"Во-первых, много западного вооружения уже было поставлено в Украину, и это повлияло (на ход войны. — Ред.). Это видно и по дронам, которые используют для разведки, и по системам артиллерии, которые могут реагировать быстро и непосредственно". Нежелание открыто сообщать все детали поставок он связывает со стремлением Запада и Украины скрыть их от России.

О поставках западных вооружений

Что касается поставок ракетных систем M270 MLRS из Великобритании и РСЗО HIMARS из США, то они, по словам экс-генерала, помогут Украине обеспечить себе более выгодную ситуацию на будущих переговорах, однако вряд ли смогут изменить общий ход войны.

Комментируя критику в адрес Берлина на счет задержек в поставке тяжелого вооружения Украине, Швальб подчеркивает:

"Я не стал бы с уверенностью говорить, что Германия сильно тянет с поставками вооружений. Когда речь идет, например, о танках Marder, то задержка объясняется не тем, что мы не хотим поставлять их быстро, а тем, что Marder до сих пор является одной из основных систем вооружения германской армии, которую еще не полностью оснастили танками Puma. Кроме того, мы взяли на себя определенные обязательства в рамках НАТО и не можем так быстро от них отказаться. А те вооружения, которые находились где-то в запасниках, сначала надо привести в боеспособное состояние. Зенитки Gepard, о которых также шла речь, не использовались уже 20-25 лет. Это практический аспект. Но, конечно, политический аспект также играет определенную роль: в какой степени мы хотим повлиять на ситуацию и в какой степени нам стоит это делать".

Перспектива мирных переговоров

Оценивая перспективу начала мирных переговоров, Швальб отмечает: "Вы не найдете ни единой войны, которая закончилась бы тотальным уничтожением противника. Войны заканчиваются переговорами, когда-то нужно их начать. Это знает и президент Зеленский, это знает и население Украины". Экс-генерал бундесвера с пониманием относится к тому, что Владимир Зеленский не доверяет российскому президенту:

"Именно поэтому на переговорах должны быть международные посредники, контактные группы, которые принимаются обеими сторонами".

Помимо переговоров между Россией и Украиной о заключении мира, должны состояться и переговоры между Россией и НАТО на тему будущего контроля над вооружением, считает Швальб:

"Мы не хотим подвергаться опасности начала новой войны". Кроме того, России необходим диалог с США на тему стратегических ядерных вооружений, уверен он.

Германский эксперт считает "иллюзией" веру в то, что украинская армия сможет военным способом вытеснить российских солдат со всей территории страны, включая Донбасс и Крым.

"Единственное, что могло бы привести к этому, — добровольное отступление России, по внутриполитическим соображениям, или потому, что третьи стороны оказывают на нее слишком большое давление. Но и это совершенно точно не будет распространяться на Крым", — убежден он.

"В конечном счете, украинский народ и президент Зеленский должны решить, когда нужда в переговорах окажется достаточно великой, а момент — самым подходящим, чтобы достигнуть на них лучшего возможного результата для Украины. Этот же вопрос должна будет задать себе и Россия. Я не берусь сказать, когда наступит этот момент — через две недели, месяц или полгода, но он наступит, и, возможно, быстрее, чем многие думают", — резюмирует эксперт.

Со своей стороны Вольфганг Рихтер отмечает, что момент, в который в Москве объявят о победе, будет целиком и полностью зависеть от воли руководства в Кремле и от того, что такой победой назовут.

"Именно поэтому так сложно делать предложения, которые могли бы лечь в основу мирного договора, приемлемого для обеих сторон", — говорит эксперт, добавляя: "В данный момент в Москве, судя по всему, делают ставку на продолжение военных действий и смотрят, чего можно таким способом достичь. Это осложняет перспективу политического решения".

Опасность ядерной эскалации

Говоря о возможном исходе войны, Рихтер отмечает:

"Стремление добиться полного поражения России я считаю бессмысленным и опасным. Ведь тогда может сложиться ситуация, в которой Россия почувствует для себя экзистенциальную угрозу, а это означает эскалацию".

Что касается угрозы нанесения ядерного удара, то, по мнению Рихтера, "к подобным угрозам нужно относиться серьезно, однако не каждое бренчание оружием стоит воспринимать с обостренной осторожностью. Ведь и с российской точки зрения, это (нанесение ядерного удара по Украине. — Ред.) стало бы совершенно иррациональным шагом".

"К такому развитию событий мы приблизимся, скорее, тогда, когда случится то, что записано в российской Доктрине ядерной безопасности, описывающий два случая, в которых Россия может задействовать ядерное оружие, — поясняет он. — Во-первых: в случае ядерного нападения на Россию. Это, по большому счету, исключено. Или во-вторых: когда нападение с помощью традиционного оружия будет представлять собой экзистенциальную угрозу для России. Пока мы далеки от этого. Но именно поэтому усилия Запада и направлены то, чтобы избежать того, что можно было бы интерпретировать как прямое вмешательство в войну".

По мнению Вольфганга Рихтера, и у России, и у Украины еще есть человеческие и материальные ресурсы для продолжения войны.

"Перспектив полного поражения я не вижу ни для одной из сторон, тем более необходимы сейчас мирные переговоры. Самое печальное — что в конце любой войны чаще всего приходят к заключению, которое можно было бы сделать уже в самом начале: о том, что существуют компромиссные решения, о которых можно было бы договориться и без такого количества жертв", — констатирует он.

Источник: https://www.dw.com/

Источник