Отпустите мужчин за границу: Спасет ли это экономику — Новости экономики

Отпустите мужчин за границу: Спасет ли это экономику - Новости экономики

Фото: Chris McGrath/Getty Images

Последние пару недель идут активные дискуссии относительно того, стоит ли выпускать мужчин за границу. В мае украинцы составили петицию об отмене запрета на выезд из страны военнообязанных мужчин, которая за считанные дни собрала более 25 тыс. голосов, и значит получила возможность рассмотрения украинским президентом. Правда, Зеленский от петиции остался не в восторге, отметив, что это обращение нужно адресовать не ему, а родителям павших воинов.

Тем не менее, судя по заявлениям чиновников и спикеров, отмена запрета в военное время – вовсе не такая уж нереальная задача. Так, например, советник главы МВД Виктор Андрусив предложил выпускать мужчин за границу при условии уплаты «страхового взноса» в 3-5 тыс. долларов. Позже о том, что у этого вопроса есть определенные перспективы сообщил и советник главы Офиса президента Алексей Арестович.

«КП в Украине» обсудила экономические последствия возможного решения с экспертами и задала им несколько непростых вопросов.

1. Насколько это может быть выгодно с экономической точки зрения?

Несколько лет нас убеждали в том, что заробитчане для украинской экономики очень даже выгодны. И, несмотря на то, что поднимают они не свою экономику, а экономику соседей, деньги, присланные в Украину, были совсем не лишними. 

Своей валютой они поддерживали не только курс гривны, но и платежеспособный спрос внутри страны на товары и услуги.

Правда, сейчас ситуация изменилась, и не исключено, что, если заробитчане выедут на заработки, их денег страна не увидит. Ведь присылать деньги сюда будет просто некому – у многих жены и дети с начала войны находятся в Европе.

Не исключено, что если заробитчане выедут на заработки, их денег страна не увидит. Ведь присылать деньги сюда будет просто некому – у многих жены и дети уже в Европе.

— Сегодня структура трудовой миграции перевернулась на 180 градусов: если раньше мужчины зарабатывали деньги в Европе и пересылали их в Украину, то сейчас они зарабатывают деньги в Украине и отправляют их за границу, — говорит аналитик Алексей Кущ. – Поэтому с экономической точки зрения, то есть с точки зрения надежд на то, что заробичане, выехав в Польшу, будут, как и в мирное время пересылать деньги в Украину, абсолютно не оправдана.

По мнению эксперта, как только откроются границы, многие мужчины переедут к своим женам и детям, которые сейчас налаживают быт в других странах. Если половина тех, кто сегодня находится за рубежом, вернется – это уже будет колоссальное достижение.

— О той трудовой миграции, при которой за деньги, заработанные в Европе, украинцы покупали квартиры и машины в Украине, можно забыть, — резюмировал эксперт. – Теперь за эти деньги будут покупать квартиры в Польше.

По словам Алексея Куща, последние годы украинская экономика базировалась на трех «бумажных китах» — трудовая миграция, сырьевой экспорт и IT. Сейчас все эти киты «растворились» в воде.

О трудовой миграции было сказано выше.  

Сырьевой экспорт упал и после войны будет восстанавливаться очень долго.

Что касается IT, то суверенный страховой риск сохранится на годы, и еще лет 10 мировые компании будут заключать новые договоры с нашими айтишниками с большим скрипом.

Поэтому, говорит эксперт, нам нужно забыть не только про деньги заробитчан, но и выбросить из головы мысли о том, что украинскую экономику спасут «зерно и мозги».

2. Нужно ли выпускать из Украины мужчин во время войны?

О том, что сегодня страна нуждается далеко не во всех мужчинах, оставшихся в Украине, эксперты говорили не раз. Более того: многие могли бы приносить гораздо больше пользы, если бы работали.

Месяц назад СМИ цитировали Арестовича, по словам которого, например, украинские моряки приносят в Украину порядка 4 млрд долларов в год. И было бы правильнее им не сидеть дома без работы и денег, а плавать, гордо нести украинский флаг и обеспечивать международную торговлю. Кроме того, по мнению советника президента, можно было бы дать возможность бизнесменам, ученым, артистам и т.д. выезжать за рубеж на короткое время под обязательство вернуться.

Мнения наших экспертов относительно этого вопроса разделились.

Аналитик Даниил Монин считает, что нужно выпускать всех мужчин, которые потеряли доход в Украине и не хотят служить в армии. Свою мысль эксперт объяснил просто: немотивированные на фронте не нужны. А дополнительные деньги украинским семьям очень даже нужны.

Максим Орыщак: С экономической точки зрения закрытый выезд для мужчин попросту плодит бедность внутри страны.

С коллегой в принципе согласен и аналитик компании «Центр биржевых технологий» Максим Орыщак, который считает, что с экономической точки зрения закрытый выезд для мужчин попросту плодит бедность внутри страны. Он соглашается с тем, что те же моряки могли бы ходить в рейсы и присылать деньги своим семьям. 

Да и те, кто уже бывали за границей ранее, не уехали бы просто так в «никуда». Все уже поняли, что за границей жить дорого, а работать без знания языка, необходимых документов и дипломов сейчас не получится. Кроме того, эксперт уверен: если говорить о мужчинах призывного возраста, у которых в Украине есть недвижимость, бизнес и накопления, они и сами никуда не уедут. Украинцы – не кочевой народ, нам ментально сложно переехать из своей страны в неизвестность. 

Многим проще оставаться в состоянии неопределенности с работой и политикой в Украине, чем искать лучшую долю где-то на чужбине.

В то же время, по мнению Алексея Куща, в нынешней ситуации послабления имеет смысл сделать только для людей, которые занимаются наукой. Тем боле, что документально подтвердить это будет просто. Если это аспирант, то он учится в аспирантуре, если ученый – у него есть ученая степень и т.д.

— Я думаю, что присутствие ученых в Украине сегодня не является критичным, а вот участие в международных конференциях, мероприятиях по обмену опытом может быть очень важным – это способ выживания украинской науки, — поясняет Кущ.

Алексей Кущ: Присутствие ученых в Украине сегодня не является критичным, а вот участие в международных конференциях, мероприятиях по обмену опытом может быть очень важным.

3. Стоит ли составлять перечни профессий с разрешенным или запрещенным выездом?

Здесь эксперты оказались единодушны: от таких перечней будет больше вреда, чем пользы.

По мнению Монина, на сегодня государство уже призвало всех, кого нужно. Тех, кого не призвали, вероятно, уже напрямую для армии не нужны. Поэтому делить оставшихся — «этот самим нужен, не выпустим», а «этот вроде не нужен, пусть едет» — неправильно.

Алексей Кущ называет несколько причин, по которым создавать подобные перечни не нужно.

Во-первых, его вообще сложно составить, поскольку сферы, которые востребованы в Европе (технические, инженерные, рабочие), востребованы и у нас. И по окончании войны будут востребованы еще больше, только в стране уже может специалистов и не остаться.

Во-вторых, подобное разделение приведет к очередному расколу общества.

И, наконец, в-третьих, как только будет принят подобный перечень профессий, у нас тут же откроются конторы, которые будут выдавать любые справки и дипломы. А в Европе откроются конторы, которые будут присылать сюда липовые трудовые приглашения.

4. Как быть с айтишниками?

Украинские айтишники и в этом вопросе стоят особняком. С одной стороны, они могут работать удаленно, поэтому вроде бы материально они пострадали меньше других. С другой — нередко зарубежные компании отказываются продолжать сотрудничество, мотивируя тем, что в наших реалиях непонятно, выйдут ли завтра сотрудники на работу. А сотрудничать на таких условиях готовы все меньше зарубежных компаний.

Тем не менее, экономисты проблемами айтишников не прониклись.

Так, Даниил Монин считает, что никаких особых условий для айтишников быть не должно – они такие же работники, как и все остальные.

Максим Орыщак и вовсе считает, что представители IT-сектора, равно как, например, дизайнеры и представители других креативных профессий, должны получать не какие-то льготы, а наоборот – запрет на выезд из страны.

Максим Орыщак: Представители IT-сектора, равно как, например, дизайнеры и представители других креативных профессий, должны получать запрет на выезд из страны.

— Зарплаты в этих сферах высокие, от 3 тыс. долларов, но налоги с них не платят, — пояснил эксперт. – А многие вообще официально числятся безработными и портят статистику. Но по факту эти люди имеют доходы выше среднего и могут поддерживать спрос на недвижимость, автомобили, технику, продукты. Поэтому они должны остаться.

Алексей Кущ говорит, что создать особые условия для какой-то «касты» означает вбить клин между социальными слоями.

— Даже вокруг льгот по налогообложению шли долгие дискуссии – почему у айтишников есть налоговые послабления, а остальные должны платить по полной программе, — говорит Алексей Кущ. – Сторонники льгот объясняли, что программисты являются очень динамичной частью общества, и, если им не подходит система налогообложения, они просто уезжают. Но чем менее динамичен, например, кардиохирург? Почему тогда никто не боится, что он тоже уедет? И если дискуссии не прекращались даже в связи с налогообложением, трудно даже представить, какой негатив и социальное напряжение вызовет создание «касты неприкосновенных».

Есть и еще один немаловажный момент, продолжает Кущ. Украинские айтишники – это, в основном, выпускники крупных технических вузов с военными кафедрами. И в ситуации, когда человека, который никогда не служил, будут отправлять на фронт, а человека с лейтенантскими погонами будут выпускать, потому что он является «ценным человеческим капиталом», есть мало логики.

5. Стоит ли сделать выезд платным?

И снова эксперты оказались единодушны: платный выезд из страны во время войны – это нонсенс.

Даниил Монин считает, что это способ только для богатых, которым воспользуется очень мало людей, ведь денег в Украине у многих просто нет.

Еще более категорично высказался по поводу подобных инициатив Максим Орыщак, назвав их наглостью и грабежом.

Даниил Монин: Платный выезд за границу — способ только для богатых, которым воспользуется очень мало людей, ведь денег в Украине у многих просто нет.

— Платный выезд за границу для мужчин 18 — 60 лет был бы абсолютной наглостью со стороны государства, — считает эксперт. – Это просто грабеж населения, которое и без того находится в критическом состоянии и переживает войну.

Алексей Кущ считает, что подобная идея могла бы существовать в мирное время: например, человек мог заплатить определенный взнос, чтобы не служить в армии. Но откуп в военное время – это нарушение принципа солидарности.

А если отбросить эмоции и посчитать экономический эффект? Не секрет, что некоторые военнообязанные украинцы покинули страну после 24 февраля за взятки, так не лучше ли было бы собрать эти деньги в бюджет?

Алексей Кущ считает, что с экономической точки зрения эффект от такой инициативы будет мизерным. И предлагает простой расчет:

— Предположим, что откупиться таким образом захотят миллион человек, хотя, конечно, это цифра с запасом – тех, у кого будут возможности и желание, окажется гораздо меньше. Но если даже миллион человек заплатят по 3 тыс. долларов, казна получит 3 млрд долларов. Сумма выглядит внушительной, если не брать во внимание, что в Украине сейчас ежемесячный дефицит бюджета составляет 5 млрд долларов. То есть этими деньгами не перекроется дефицит даже за один месяц. При этом токсичный эффект такого решения будет колоссальным. Негодование и разочарование большинства населения приведет к демотивации и огромным косвенным убыткам. И они будут несопоставимы с полученными деньгами, которые, к тому же, бюджет не спасут.

МНЕНИЕ

«Даже война не должна лишать людей права быть слабыми, трусливыми и жадными»

Экономист Александр Гаврутенко отмечает: основная причина дискуссий на тему «выпускать – не выпускать» заключается в том, что существует разное восприятие людей:

человек — как свободная и ничем неограниченная в своих решениях и действиях личность, а государство и законы гарантируют и обеспечивают ему его достоинство, права и свободы; человек — как гражданин, и это накладывает на него обязанности и ограничения, требует участия каждого и в обеспечении функционирования государства и в его защите; человек — как трудовой ресурс, и он воспринимается только как средство, как производственная или экономическая единица.

— В мирное время все три категории не вступают в особое критическое противоречие, хотя и определяют общий характер государства, — отметил эксперт в беседе с «КП в Украине». – Но во время войны приходится выставлять приоритеты. Очевидно, что при угрозе существования государства как такового индивидуальные свободы уступают место гражданским обязанностям, а при ликвидации последствий войны и потерь в экономике нужно искать способ максимально эффективно использовать трудовые ресурсы.

Но даже война не должна лишать людей их естественного права быть слабыми, трусливыми и жадными, считает Гаврутенко. Тем, кто не чувствует своей взаимосвязи с государством, право на выезд за границу с целью спасения жизни, возможно, стоит предоставлять одновременно с их отказом от гражданства.

Если же человек рассматривает свою работу исключительно в контексте своей личной выгоды или если чиновники не считают своих граждан ни свободными, ни социально ответственными, можно установить им плату за право работать там, где считают нужным.

Проблема еще и в том, продолжает эксперт, что под «человеком» мы понимаем и мужчин, и женщин, в связи с чем подходы, если столько лет декларируется равенство, наверное, должны быть одинаковыми. Но, как показывает практика, пока это невозможно, и сегодня в отношении мужчин в возрасте 18 — 60 лет применяются все возможные ограничения. Хотя, наверное, так быть не должно, если мы воюем за право быть свободными успешными людьми в правовом открытом государстве.

Источник