Пять вопросов об иске Суркисов против ПриватБанка

Пять вопросов об иске Суркисов против ПриватБанка

Пять вопросов об иске Суркисов против ПриватБанка
Комментарии: 0

Фото: football.ua

«КП» в Украине» разбиралась, в чем суть этого юридического спора.

Вокруг национализации ПриватБанка в конце 2016 года до сих пор происходит много событий, которые так или иначе влияют на ситуацию в Украине. В среду Печерский районный суд удовлетворил требование шести офшорных компаний, связанных с братьями Григорием и Игорем Суркисами, о взыскании с ПриватБанка 350 млн долларов. Это решение вызвало бурю негодования в Сети, а министр юстиции Украины назвал его «наибольшим зашкваром в истории судебной власти в Украине». Мы решили разобраться, в чем суть этого спора и чем он грозит государству и вкладчикам ПриватБанка.

Кто такие связанные лица?

По условиям национализации ПриватБанка  было введено понятие «связанных с акционерами лиц». Их денежные средства, которые находились в банке, обменивались на акции банка, которые государство выкупило за 1 гривну.

Такая схема объяснялась тем, что, по мнению государства, бывшие владельцы банка и связанные с ними лица вывели из банка около 150 млрд гривен. А значит, их деньги, которые находятся в банке, должны пойти на покрытие этой суммы. Всего «связанные лица» держали в ПриватБанке около 30 млрд грн.

Как говорят юристы, к связанным лицам отнесли тех людей и компании, которые по своему служебному статусу, родственными связями или имущественному состоянию связаны с деятельностью и управлением банком и могут получить определенные материальные преимущества в процессе выполнения банком своих функций. Связанными лицами, в частности, могут быть: руководители банка; крупные акционеры банка; близкие родственники, муж, жена, дети, родители руководителя или крупного акционера; аффилированные лица банка, руководители и крупные акционеры в аффилированных лицах, а также их близкие родственники.

К связанным лицам были отнесены и активы братьев Суркисов, и депозиты офшорных компаний в кипрском отделении  ПриватБанка, которые принадлежат им и их родственникам. Государство считает, что братья Суркисы были связаны по бизнесу с Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым.

Так, во время одного из судебных споров представители Нацбанка ссылались на то, что Игорь Суркис владеет 100% акций офшорной компании BOLVIK VENCHURES LTD, которой принадлежит 25% акций телерадиокомпании «1+1». Защита Суркисов в свою очередь  заявляет, что бизнес их клиентов и Коломойского не так уж сильно и связаны. Суды по этому поводу продолжаются.

Также недавно американское издание Chicago morning star опубликовало статью, в которой цитируется часть расследования агентства Kroll, согласно которому средства на депозитах английских компаний Суркисов оказались кредитами, которые  ПриватБанк  выдал своим связанным лицам в 2008-2010 годах.

Согласно этой информации, ряд компаний, связанных с ПриватБанком, получили кредиты от ПриватБанка Кипра на общую сумму $361 млн и 80% от общей суммы, а это 250 млн долларов, стали депозитами в этом же банке, на счетах офшоров Суркисов. Зачем брать кредит, чтобы открыть депозит? Ответ оказался простым.

«Проценты, полученные по депозитам, были значительно выше, чем проценты, причитающиеся по кредитам», — указывается в отчете Kroll.

Конечно, статья в газете – это не доказательство в суде, но мы об этом упомянули, чтобы было понятно, в каких схемах обвиняют бывших владельцев  ПриватБанка и братьев Суркисов.

Что принял Печерский суд?

Пока суды пытаются решить, являются ли Суркисы «связанными лицами», британские компании подали несколько исков (в Украине и на Кипре) с требованием разрешить им доступ к их депозитам на 250 млн долларов, а также 100 млн долларов процентов, которые «накапали» с того времени. Это дело суды рассматривают до сих пор.

Однако еще в 2017 году английские компании подали параллельный иск, согласно которому они просили суд обязать ПриватБанк  выполнить условия депозитных договоров, и при этом выставили аналогичное требование, но уже в качестве обеспечения иска. То есть  пока суд разбирается в сути дела и еще не вынес решение, ответчик должен гарантировать, что вернет истцу деньги, если проиграет. Стандартная процедура заключается в том, что на имущество ответчика накладывается арест до вынесения решения. Но не в этом случае – от  ПриватБанка потребовали уплаты депозитов и процентов по ним до решения суда. И в 2017 году суд принял решение в пользу британских компаний Суркисов. Правда, решение суда было таким, что в нем не была заложена возможность выполнить его на практике. Дело в том, что у банка не было этих депозитов. То есть вернуть несуществующий депозит банк не мог. Ситуация снова зашла в тупик.

После этого был еще ряд юридических процедур, которые качали чаши весов этого дела в одну и другую сторону, но вопрос оставался подвешенным. В итоге в конце июля компании Суркисов обратились в Печерский суд, чтобы тот уточнил, как они могут получить деньги в качестве обеспечения по иску. И предложили вариант физического списания 350 млн долларов со счетов  ПриватБанка. В итоге Печерский суд удовлетворил это требование.

Что нужно Суркисам, чтобы получить деньги?

После этого компаниям Суркисов нужно получить решение суда о возобновлении исполнительного производства. Следующий шаг – обратиться с решением суда в исполнительную службу, чтобы уже госисполнитель обеспечил выполнение решения суда – перевод 350 млн долларов со счетов  ПриватБанка на счета британских офшоров.

И вот тут есть интересный нюанс. Исполнительная служба подчиняется Министерству юстиции. А министр юстиции Денис Малюська называет решение Печерского суда «наибольшим зашкваром в истории судебной власти в Украине». По его словам, в решении есть ряд нестыковок.

«Позиция суда не только выходит за пределы того, что можно делать в качестве обеспечения иска, — написал Денис Малюська на своей странице в Facebook. — Она к тому же не облегчает, а, наоборот, делает невозможным дальнейшее исполнение решения суда. Ведь если средства взыскать с  ПриватБанка, то банк, в случае удовлетворения иска, никогда не сможет обслуживать эти средства как депозиты. Напоминаю, исковые требования заявлены не как взыскание средств, а как обязательство обслуживать депозиты».

То есть, возможно, что исполнительная служба не будет спешить с выполнением этого решения до подачи апелляции. Хотя не исключен и другой вариант, что министр лишь делает грозный вид, а сам готов как можно быстрее исполнить решение суда в пользу компаний Суркисов. А потом разведет руками и скажет, что только выполнял свою работу.

Чем это грозит экономике и простым вкладчикам?

Как обычно, у простого обывателя в такой ситуации возникает вопрос: стоит ли мне бежать и закрывать свой депозит в  ПриватБанке или переводить деньги в другой банк?

Как говорят эксперты, с банком ничего не случится. Дело в том, что под подобные судебные разбирательства закладываются резервы. То есть банк готовится на всякий случай к тому, что он может проиграть это дело и должен будет заплатить. Поэтому с ликвидностью самого  ПриватБанка ничего не должно произойти.

Вот с точки зрения государства тут все хуже. Если  ПриватБанк выплатит британским компаниям около 10 млрд евро, то эта сумма будет вычтена из прибыли банка, которую тот должен перечислять в бюджет. Другими словами, эта выплата ляжет на государство, то есть на каждого налогоплательщика. Если разделить 10 млрд грн на 40 млн человек, то получится, что каждый из нас заплатит за проигрыш в этом деле около 250 гривен.

Источник