События в Беларуси: о чем пишут украинские экономисты в соцсетях

События в Беларуси: о чем пишут украинские экономисты в соцсетях

События в Беларуси: о чем пишут украинские экономисты в соцсетях
Комментарии: 2

Фото: REUTERS

Эксперты уверены, что самое печальное для Украины – это быть использованной для дестабилизации ситуации в соседней стране.

Относительно событий в Беларуси высказались, кажется, уже все, кто хотели.

«КП» в Украине» собрала мнения, которыми украинские экономисты поделились в соцсетях. Здесь они представлены в сокращенном виде, но, перейдя по ссылкам, вы можете ознакомиться с позицией того или иного эксперта полностью.

Алексей Кущ, эксперт института Growford:

«Читая комментарии о событиях в Беларуси, часто сталкиваешься с незрелостью мыслей. Я имею в виду наш, украинский дискурс.

Начну с давней геополитической концепции «географической оси истории», которую выдвинул сэр Джон Маккиндер, известный географ и член Тайного совета Великобритании. Называлась она – Хартленд  (срединная земля). Согласно ей, Россия — это и есть  срединная земля,  или Хартленд. Контроль над ней приводит к доминированию над «мировым островом» (Азия и Африка).

Причем здесь Беларусь? Дело в том, что вся Восточная Европа названа «стратегическим Хартлендом», который отделяет Европу от России. Системе европейской безопасности нужна силовая ось от Балтики до Черного моря, которая бы выступала буфером между ЕС и РФ. Беларусь — это единственный недостающий фрагмент, который позволит сложить стратегический пазл балто-черноморской оси стратегического Хартленда для давления на глобальный Хартленд, то есть Россию.

И в Москве это понимают лучше, чем в современном Киеве. Россия будет воевать за Беларусь — и не так, как в Крыму (почти бескровная аннексия), и не так, как в Донбассе (ЧВК и «отпускники»). Если потребуется, она вступит в эту войну открыто, лоб в лоб, расценивая данную угрозу как нападение на свои территории.

А теперь о роли Украины, которая экономически слаба, чтобы с помощью инвестиций и кредитов купить лояльность белорусского режима. Для субъектных игр в геополитику нужно быть экономически сильным, а предыдущая «патриотическая» власть делала все, чтобы мы стали экономически слабой, аграрной страной. В этом контексте самое страшное для Украины, если ее попытаются использовать в дестабилизации ситуации в Беларуси».

Алексей Дорошенко, глава Национального совета экономического развития:

«Каждая ночь приносит из Беларуси совсем разные настроения. Если после второй казалось, что режим Лукашенко уже при смерти и единственная возможность спасения — это ввести войска в города, то на третью так и произошло. Такой зверской жестокости по отношению к простым людям со стороны спецназовцев и внутренних войск мог позавидовать Янукович. Вчерашняя ночь показала, что нервы сдают уже у военных, которые один за другим стали отказываться от выполнения приказов. Флешмоб по сжиганию или выбрасыванию формы в Беларуси набирает обороты. Тысячи видео дают уверенность, что диктатор не сможет удержаться при власти при такой бешеной ярости со стороны людей разных по возрасту, полу, месту жительства и роду занятий.

У Лукашенко есть единственный путь как-то остаться при власти — обратиться за помощью к России. Но даже если он этого не сделает, Москва все равно будет вынуждена лезть в ловушку в Беларусь, поскольку это является важной частью ее имперской политики».

Константин Бондаренко, руководитель Фонда «Украинская политика»:

«Слышу аргумент: молодежь в Беларуси против Лукашенко, потому что все, кому меньше 26 лет, даже не знали другого президента. Иван Франко родился, жил и умер при одном монархе, не зная понятие «смена власти». И в Украине этому монарху до сих пор ставят памятники».

События в Беларуси: о чем пишут украинские экономисты в соцсетях

Жестокое отношение силовиков к митингующим начало пугать даже самих силовиков. Фото: REUTERS

Анатолий Амелин, сооснователь Украинского института будущего:

«Несмотря на попытки опереться на Китай (инвестиции через СЭЗ в новые производства, электрокары, электроника), Беларусь является страной, критически экономически зависящей от РФ. Чем обернется свержение власти в Беларуси — для меня большой вопрос. Опыт Армении показателен. Чем обернется это для Украины с учетом длины общей границы – для меня еще больший вопрос».

Вячеслав Ильченко, экономист:

«Не пытайтесь представить события в Беларуси как противостояние Лукашенко и Тихановской как двух лидеров. У нас вообще любят такое, чтобы был Темный-Претемный Лорд и Светлый-Пресветлый Рыцарь, и никого больше. Как правило, все значительно сложнее».

….

«Те, кто сейчас кричит «разгоняйте майдаунов, чтобы не было, как в Украине» — это те, кто до сих пор думает, что Майдан в 2014 году победил и нынешний управленческий хаос является его следствием. Но какая может быть победа Майдана, если в 2014-м пришло к власти смешанное правительство представителей бывшей тирании и реестровой оппозиции? Называется «бирманский мир» — то есть чтобы никого не обидеть и сохранить статус-кво.

Те, кто кричит, что лучше потерпеть при старом знакомом диктаторе, потому что он сохранил промышленность и агросектор — это те, кто до сих пор путает диктатора с народом. Сохранить-то он сохранил, но при диктатуре всегда возникает большой теневой сектор, который накапливает большие деньги. И чем дольше сидит диктатор, тем он больше. А после того, как диктатура падает, эти теневые деньги начинают рулить политикой и прибирать к рукам всю собственность, пока народ в эйфории победы.

Что же делать? Как минимум, не уходить с Майдана, пока не будут выполнены его требования, и не позволять сужение его повестки».

Олег Соскин, экономист:

«В Беларуси ОМОН бьет всех, кто не на работе. Даже тех, кто идет с работы или идет на работу. Вывод — не ходите ни с работы, ни на работу, а живите на работе. Где для этого идеальные условия? Концлагерь! Именно то, что надо Лукашенко».

Борис Кушнирук, экономист:

«Хотел бы объяснить, почему демократические силы Украины просто обязаны сейчас очень активно поддержать белорусский народ.

Очевидно, что уровень поддержки Лукашенко в Беларуси сейчас, как никогда, низок. Удержать власть он может только за счет силовых структур, в том числе, на определенном этапе, и путинского режима.

Организованной оппозиции в Беларуси никогда не было, у нее нет управленческого опыта, организационного и финансового ресурса. Но как показывает опыт, во-первых, в таких ситуациях формируются лидеры на уровне небольших групп, населенных пунктов. Поэтому, когда протесты приобретают массовый характер, общенациональные лидеры нужны, скорее, как медийные фигуры, с которыми власть или отдельные ее представители вынуждены вести переговоры.

Во-вторых, трагический опыт Румынии показывает, что массовые протесты, которые не останавливаются и распространяются по стране, на определенном этапе заставляют представителей режима отказываться от силового давления против собственного народа. И диктаторский режим падает.

…Мы должны понимать, что Лукашенко все эти годы боролся не за суверенитет Беларуси, а за собственную безграничную власть. Как только угроза потери власти станет для него реальной, он с легкостью сдаст суверенитет собственного государства в пользу Российской империи. Понятно, что сейчас единственным пунктом повестки дня для белорусов является требование, чтобы диктатор признал свое поражение в борьбе с собственным народом и ушел.

Так, даже при оптимистическом для белорусов развития событий, путь к развитию демократического государства будет тяжелым, с разочарованием и раздражением на собственную политическую элиту. Мы понимаем это гораздо лучше белорусов. Но никакого другого механизма, кроме ожесточенной борьбы белорусского народа за свой статус суверена, у белорусов нет».

Александр Гаврутенко, экономист, генеральный директор в UFC Capital:

«Социализм, как социально-экономическая система отношений, возможен только по принуждению, только в условиях тотальной диктатуры и отсутствия политических свобод. В отличие от него «совок» — это добровольный отказ от каких либо свобод и гражданских прав в обмен на попечительство государства, раболепие перед власть имущими.

Беларусь – в основном страна социалистическая, но ментально далеко не совковая. Украина же давно не социалистическая, но ее население в большинстве своем – абсолютно совковое.

Повалить диктатуру одного куда легче, нежели искоренить совковость миллионов.

Вот почему у них все выйдет. И поэтому же у нас все еще никак не получается».

Руслан Бортник, директор Украинского института политики:

«Этот раунд политического противостояния остался за Лукашенко и его командой:

очень высокая явка на выборах (84%) — это значительная легитимизация избирательного процесса и его результата;

электоральный результат Лукашенко более чем в 80% поддержки делает нереальным признание выборов недействительными;

изначальная ставка белорусской оппозиции на протест, а не на выборы (оппозиция очевидно не надеялась на них победить, а «качала» определенные социальные группы);

белорусский истеблишмент расколоть серьезно также не удалось — силовики и управленческие элиты поддерживают Лукашенко;

внешняя легитимизация выборов для Лукашенко (в отличие от украинских президентов) хоть и важна, но не играет определяющей роли;

снижается эффективность технологий массовых протестов и «цветных революций».

В то же время наличие жертв протестов, многочисленные внешние влияния и проигрыш властей в информационной сфере (актуальные новости обеспечивают оппозиционные СМИ) оставляют ситуацию нестабильной, а протест может радикализироваться».

Источник