Топливный рынок Украины: эксперты ответили на главные вопросы

Топливный рынок Украины: эксперты ответили на главные вопросы

Насколько реально обеспечить Украину своим бензином.

Украинско-белорусская торговая война добавила проблем нашим автомобилистам: над ними нависла угроза дефицита белорусского топлива, экспорт которого составляет почти половину нашего рынка нефтепродуктов. И хотя угроза больше виртуальная, чем реальная, возникает вопрос: может ли Украина «соскочить с топливной иглы», из страны-импортера топлива превратиться если не в его экспортера, то хотя бы обеспечить внутренние потребности, чтобы не зависеть от внешнего рынка.

Тем более, что 30 лет назад так они и было, наши нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) производили на порядок больше горючего, чем сейчас, и его было достаточно. Ныне около 80% топлива у нас – привозное и только 20% – свое.

Мы разобрались, насколько реально обеспечить Украину своим бензином, дизтопливом и сжиженным газом или хотя бы сделать наоборот: 80% «горючки» – своей, а 20% – импортной.

Наши эксперты: директор «Консалтинговой группы «А-95» Сергей Куюн, замдиректора Научно-технического центра «Психея» Геннадий Рябцев и член Экономического дискуссионного клуба Олег Пендзин.

Топливный баланс Украины в 2020 году составил 11,5 млн т: бензин – 2,2 млн т, ДТ – 7,2 млн т, автогаз – 2,1 млн т. Как видно из инфографики, почти половина бензина у нас украинского, а вот своего дизтоплива всего 16,5%, своего автогаза – 20,4%, остальное импорт.

Топливный рынок Украины: эксперты ответили на главные вопросы

Как было в Украине с горючим 30 лет назад и что имеем сейчас?

В 1991 году в наследство от СССР Украина получила шесть НПЗ, способных переработать более 52 млн т нефти в год. Из них выходит более 16 млн т бензина, 16 млн т дизтоплива и 20 млн т других нефтепродуктов (мазут, керосин, автогаз и т. д.). За 10 лет объемы переработки сократились по разным причинам (устаревшее оборудование, отсутствие сырья, политические решения) на 71%. К 2012 году закрылось пять НПЗ, сейчас работает только один – Кременчугский.

Его проектная мощность 18,5 млн т, реальная 4,5 млн т, перерабатывает 3 млн т, производит порядка 1 млн т бензина и 1,2 млн т ДТ в год. Еще есть Шебелинский газоперерабатывающий завод, который выдает в год около 160 тыс. т бензина и около 90 тыс. т ДТ из газового конденсата. Также в Украине производят порядка 400 тыс. т сжиженного (LPG) автогаза, это Кременчугский НПЗ, «Укрнафта», «Укргаздобыча» и др.

Как увеличить производство украинского топлива?

Эксперты говорят, что из пяти закрытых НПЗ модернизировать можно только Лисичанский, самый современный (введен в эксплуатацию в 1976-79 гг.), остальные дешевле «разрезать на металлолом» и построить с нуля новые. Но Лисичанский принадлежит «Роснефти» и находится в зоне боевых действий, очевидно, что его «реанимация» вряд ли реальна.

Поэтому Сергей Куюн и Геннадий Рябцев уверены: самый лучший шаг для увеличения украинской нефтепереработки – модернизация Кременчугского НПЗ, чтобы в перспективе довести его до проектной мощности.

Какой оценочно объем инвестиций в строительство новых и модернизацию действующих НПЗ?

Строительство с нуля одного НПЗ мощностью 5 млн т оценивается экспертами в 5-6 млрд долларов, ввести в эксплуатацию его можно через пять-шесть лет, из которых два года уйдет на разработку документации. Это малореально и дорого. Сергей Куюн подсчитал: на Кременчугском НПЗ на первом этапе модернизации только за счет роста импорта сырой нефти можно увеличить выпуск бензина и ДТ в 1,5 раза. На втором этапе – повысить объемы выпуска топлива до 7 млн т в год, что позволит обеспечить украинцев своим бензином на 100%, а ДТ – на 40%. Для реализации этой программы потребуется два-три года и минимум 300 млн долларов инвестиций. О дальнейших перспективах пока говорить сложно.

Откуда Украина может брать сырье – нефть?

Сергей Куюн говорит, что предложений нефти на мировом рынке достаточно, главная проблема – как доставить ее в Украину. Так как РФ не поставляет нам нефть по трубопроводу с 2008 года и возобновлять эти поставки вряд ли целесообразно, остается только морской путь: через Средиземное и Черное моря.

Но, по подсчетам Геннадия Рябцева, пропускная способность украинских портов не более 5 млн т нефти в год, а для достижения полной топливной независимости, нефти нужно вдвое больше. Есть и другие проблемы: например, наши порты не могут принимать танкеры вместимостью более 100 тыс. т. Своих танкеров у нас нет, зафрахтовать такие небольшие суда сложно – их в мире осталось немного, в основном нефть возят гиганты по 500 тыс. т, которые даже не пройдут через Босфорский пролив.

Еще одной преградой может стать «хозяйка» пролива – Турция, которая ограничивает проход танкеров через пролив, ссылаясь на ущерб для экологии. А Украине нужно будет до ста танкеров в год, или 10 ежемесячно, с учетом срока навигации 10 месяцев.

Есть собственная добыча – около 3 млн т нефти и газового конденсата в год. При условии инвестиций можно добывать до 5 млн т сырья в год, но счет идет на десятки миллиардов долларов и нужны годы для реализации программы.

Какими могут быть источники инвестирования?

По мнению Олега Пендзина, государство не должно вкладывать деньги в частные НПЗ, сперва их надо вернуть в госсобственность за невыполнение инвесторами обязательств. Тот же Лисичанский НПЗ, но пока это неактуально. Но лучше, если это будет новый частный инвестор, у которого есть свои гарантированные источники сырья, например, известная азербайджанская бизнес-структура.

Сергей Куюн скептичен: строительство в Украине с нуля нового НПЗ бесперспективно – внутри страны нет рынка сбыта, а инвестиционный климат оставляет желать лучшего.

Сколько нужно времени на то, чтобы изменить баланс по топливу с 80%/20% в пользу импорта на 20%/80%?

О достижении такого соотношения речь не идет. По оценкам Сергея Куюна, модернизация Кременчугского НПЗ плюс увеличение загрузки Шебелинского ГПЗ позволит через пару лет достичь 70%/30% в пользу импорта. Дальнейшая цель: достижение к 2030 году паритета 50/50, это предусмотрено Энергостратегией развития Украины, напомнил Геннадий Рябцев. Но эксперты признают: сделано пока немного.

«Без помощи государства перестроить топливный рынок нереально», – подчеркнул Сергей Куюн.

Зачем нужно перестроить топливный рынок Украины?

Олег Пендзин акцентировал: свое топливо является основой безопасности страны, поэтому нужно этим вопросом заниматься безотлагательно. Если РФ и Беларусь перекроют Украине топливный кран, наша военная техника и железная дорога просто остановятся, ведь работает она в основном на дизеле. Поэтому нужны стратегические запасы нефтепродуктов, о которых много говорят, но мало сделано.

Альтернатива – снижение потребления топлива, прежде всего дизельного, крупнейшим потребителем которого является железная дорога. Нужна ее электрификация. Но это опять-таки потребует миллиардных инвестиций.

Вопрос о том, прекратит ли Беларусь поставки топлива в Украину, по-прежнему остается актуальным. 

Источник